Мирослав Васильович СимчичЗдесь публикуется заявление участника Украинской Повстанческой Армии (УПА) М. Симчича, осужденного в 1949 году на 25 лет лишения свободы, а затем осужденного вновь и вновь.

М. Симчич не дискутирует осуждение его за участие в УПА, подчеркивая, что он действительно принимал участие в военных действиях. Автор жалобы оспаривает правомерность дополнительного лагерного осуждения на 10 лет за участие в коллективном сопротивлении заключенных террору уголовников. (Сохранены стиль и орфография источника).


* Украинская Повстанческая Армия боролась за независимость Украины, во время войны эта армия вела активные действия против немецких войск, оккупировавших Украину, а затем - против советских войск. Сопротивление УПА было окончательно подавлено только в начале 50-х годов.

В Президиум Верховного Совета СССР

Я, Симчич Мирослав Васильевич, 1923 г., родился в с. Верхний Березов Ивано-Франковской обл. За прямое участие в УПА в 1949 г. был осужден Ивано-Франковским Военным трибуналом по ст. 54-10-11 сроком 25 лет и 5 лет поражения в правах.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я обращаюсь к Вам с просьбой, но о ней в конце. А сначала вкратце суть дела. После суда я был отправлен для отбывания наказания в Магаданскую обл. на Крайний Север, где в условиях царившего лагерного произвола меня судила вторично Хабаровская выездная сессия по ст. 59-3-16 сроком на 10 лет. При совокупности с первой 25-летней судимостью.

Относительно первого срока, который я получил за борьбу в национально-освободительном движении (как известно, в России оно подавлялось, подавляется и будет подавляться), у меня претензий нет, ибо заранее знаю - это бесполезно. Но лагерная судимость инкриминировалась мне незаконно, и я обращаюсь в Вам с требованием ее пересмотра. Все произволы, порожденные культом Сталина, были осуждены в СССР с высоких трибун. Я же с этим вторичным сроком являюсь их жертвой, потому что действующее законодательство предполагает максимальный срок 15 лет, а у меня - 30 лет и 3 дня. Мое пребывание здесь в заключении противоречит как нормам международного права, так и советского.

Вкратце об обстоятельствах, заставивших меня бороться за право называться собой, за свою жизнь. Осенью 1949 г. я был привезен на пароходе "Ногин" (? - неразб. - ...) из порта Ванино в Магадан. За это время, пока мы плыли, "воры в законе" многих ограбили и при этом зарезали несколько человек политических. Количества не знаю убитых, так как их тела сбрасывались под нары внизу, где плескалась вода полметра глубиной. По приезде в Магадан на пересылку нас всех ограбили, забрали вещи из мешков, сдирали одежду, оставив почти раздетых. В ... (неразб.) заключенные содержались вместе, независимо от статьи. Из Магадана нас отправили на прииск "Спокойный", где царил полный произвол, холод, голод, избиение и непосильный труд. Часто по нескольку дней подряд нам не выдавали даже пайки хлеба, объясняя это отсутствием муки, не из чего испечь, но на работу тем не менее выводили. Начальник лагеря ст. лейтенант Исаев, не скрывая, говорил: "Мы привезли вас сюда для того, чтобы прикончить, выжать максимум на тяжелых работах". Нас гнали пешком на прииск, обязательно взявшись под руки, 8-10 км глубоким снегом, каждый день. Собаки рвали в лохмотья выбившихся из сил отстающих. В жилой зоне не было дров для отопления бараков, воды для питья, и мы несли их на себе в барак из леса (выходным считался данный день), чтобы согреться и посушить мокрую одежду. Но принести дрова в зону редко когда удавалось, потому что конвой, проходя мимо гарнизона, отнимал у нас дрова себе. Поэтому мы ночевали в нетопленных бараках при минус 45-54 градусах на дворе. Вода в рукомойниках за ночь превращалась в лед, так что утром даже умыться было невозможно. В баню нас водили два раза в месяц, а когда и раз. В бане мы получали черпак воды - два литра, чтобы немного размочить бороду перед бритьем или помыться после бритья, и прожаривали всю одежду от вшей.

После 8 месяцев жизни в таких условиях в зоне нас осталось из 1200 700 человек. Остальные кто умер, а кто доходил в больнице. Я лично опух от голода и с 5 февраля до 25 апреля пролежал в больнице. После чего был отправлен в Магадан, где находился до 8 мая 1953 г.

В Магадане, сравнительно с другими лагерями, расположенными в отдаленности, произвол был меньший, и я выжил, не умер, как многие из тех, что в глубинах.

Но 8 мая 1953 г. меня опять отправили за 800 км от Магадана в Сусуманский район пос. Мяунжа, в лагерь под названием Дг (? - ...). Здесь застал такой же произвол, как и в 1949 году на "Спокойном". Заключенных избивали, морили в карцерах холодом тех, кто физически был не в состоянии выполнять норму, и что самое невыносимое, оперуполномоченный майор Воронцов и его заместитель капитан Подгорный издевались над беззащитными людьми, натравливая друг на друга, разжигая национальную рознь, следуя старому принципу - разделяй и властвуй. Для облегчения своей воспитательно-трудовой деятельности создали в зоне группировку из числа заключенных, именовавших себя "честными ворами". Эти негодяи убивали, грабили людей, отбирая посылки, а также заработанные проценты на производстве. То есть вымогали, чтобы бригадир закрывал чьи-либо наряды на них - воров, а те, кто работал, не получали ничего. Забирали из кухонь продукты, мясные консервы, сахар, муку ..., все, что было получше, а для людей оставлялась крупа, так как овощи туда не завозились. Люди из группы снимали часы, "конфисковывали" деньги даже у вольных, работавших в производственной зоне. Женщин насиловали или убивали совсем. Так, перед моим приездом вор Иващук, за которого меня позднее судили, зарезал ножом повара только за то, что тот не все мясные консервы отдал ворам, а немного бросил в общий котел. Все эти злодеяния делались на глазах и при благословении лагерной администрации. Если же кто из осужденных пробовал сопротивляться этому разбою, лагерная администрация строго наказывала именно их, пришивая националистическую подкладку.

Жертвой вот такой политики граждан начальников вскоре стал я. Спустя месяц после прибытия в лагерь попытку ограбить меня сделал из этих воров Макарцев. Поскольку я не желал потакать и, защищая себя, дрался - меня наказали двумя месяцами БУРа, написав ложное постановление о том, что я избил Макарцева на почве национальной ненависти. Почти перед окончанием срока (БУРа) меня бросили в камеру к ворам, друзьям Макарцева. В это время они сидели за грабеж вольного и изнасилование женщины. Чтобы меня избили или вообще убили меня. На следующий день, 12 августа 1953 г., нас вывели на работу в запрет. зону, где друзья Макарцева, Яворский, Павлов, Иващук, приварив к железному шару от шаровой мельницы стальную рукоятку, попытались этим шаром побить меня. Однако, только Павлов замахнулся этим шаром, я выбил из рук у него шар и им же защищался от всех троих.

Меня поддержали некоторые заключенные, которые видели происходящее. Все это делалось с ведома начальника опер-части, майора Воронцова, который не случайно бросил меня в камеру к друзьям Макарцева, а после инцидента сфабриковал... (неразб. - ...), перекинув все факты с ног на голову и пришив сему ярлык националистической ненависти. Всех, кто вмешался или просто разборонял, приобщили к делу. Так была создана националистическая группировка со взглядами и деятельностью, на основании чего нас, 8 человек, судили по ст. 59-3-16 к 10 годам.

Возмутителен тот факт, что Воронцов сам спровоцировал эту драку и сам его вел, то есть поручал вести следствие своему заместителю капитану Подгорному, с которым все вместе это создали. Мы, все 8 человек, требовали постороннего следователя, в чем нам категорически отказали. Боясь, что посторонний человек, ведя следствие, разоблачит всю эту провокацию. На суд не было допущено адвоката, хотя мы и настойчиво требовали. Все свидетели так званых "пострадавших" были их же друзья и доносчики лагерной администрации. Наших свидетелей не вызвали на суд. Каждый получил свою порцию из совокупности, тех заключенных, которые протестовали против совокупности тех заключенных, которые протестовали против произвола в зоне. Что все это на самом деле организовано майором Воронцовым, может подтвердить также тот факт, что после моего суда Воронцов, воодушевленный успехом, организовал еще большую группу воров, начавшую грабить и избивать, всячески терроризировать лагерь. Воронцов отвел для них отдельный барак № 1, где жило их примерно 200 человек. И эти бандиты так надоели людям, а было тогда в зоне 3500 человек, что однажды вечером все обступили барак с ворами, зажгли его и не пропустили живьем оттуда никого. Такое творилось по всем 23 отделениям Берлага. И многих, как и меня, без вины виноватых, осудили за то, что мы осмелились противостоять насилию и издевательствам офицеров концлагерей.

Но прошли годы, культ личности и его последствия осудили партия и правительство; для многих, кого я знаю и о ком только слышал от других пострадавших от сталинского произвола, были дела пересмотрены, а люди освобождены.

В 1956 г. Комиссия Верховного Совета СССР снизила мне срока наказания до 10 лет. Но после четырех лет пребывания вне зоны кому-то показалось, что я мало отсидел, и меня арестовали опять (по так называемым вновь открывшимся делам). Кто виноват из осужденных, что в те времена следственные органы поторопились и не довели расследование до конца.

Мне следователь капитан Петухов говорил: на 25 лет тебе хватит, и надо быстрее кончать дело. Таким образом, я могу с уверенностью говорить, что все делалось так, лишь бы можно в любое время вернуть человека вторично под суд. Кому не известно, что я, находясь в УПА, не сеял и не пахал, а каждый день воевал с советскими карательными войсками. Но даже меня арестовали вторично, аннулировав решение Комиссии, но арестовали ведь за действия в УПА, а не за борьбу в лагере против бериевского произвола.

Поэтому считаю неправильным присоединение еще и лагерного срока к первому сроку, в связи с чем мне увеличили срок до 30 лет. Комиссия реабилитировала всех семь моих подельников по лагерной судимости. Почему сейчас обратно нашлись люди, которые воскресили и оправдали давно осужденный произвол - и возвратили мне срок, полученный в антиконституционном суде за борьбу с антиконституционными действиями. А ведь указов не существует тридцатилетнего срока.

Прошу рассмотреть это заявление, подтвердить закономерность реабилитации бериевского законодательства, а также сообщить, окончится ли мой срок после на сегодня присужденных 30 лет или же будет как в 50-е годы "ОСО" и мне прибавят еще? Симчич М.В.

* * *

ДОВІДКА: Симчич Мирослав Васильович

Нар. 05.01.1923, с. Березів Вижний Косівського р-ну Івано-Франківської обл.

Командир сотні УПА, у радянських тюрмах і таборах провів понад 32 роки.

Одружений, має двох дітей. Набув спеціальности техніка-будівельника. Працював токарем і слюсарем.

З дитинства мріяв стати "козаком і вигнати всіх чужинців з України". 1941 на власні очі бачив жертви, замучені "червоними росіяними", що відступали. Того ж року вступив до молодіжної організації ОУН у с. Березів Вижний. 20.10.43 вступив до УПА, в лавах якої воював до 1948. В одному з боїв С. зі своєю сотнею розгромив каральний полк, який під командуванням ґенерал-майора С.Дергачова прямував на каральну операцію в район с. Космач. Цей бій С. називає "Мій коронний бій з московськими імперіалістами".

Засуджений 1949 Івано-Франківським Військовим трибуналом за участь в УПА на 25 р. позбавлення волі. Дивом вижив у жахливих умовах етапів і таборів.

Потрапив до табору, де начальство керувало з допомогою банди злодіїв. Одного разу мусив, захищаючи своє життя, вступити з ними в бійку. Йому помогли товариші. Оперуповноважений Воронцов, який спровокував бійку, сфабрикував справу про "націоналістичне угруповання". Усім вісьмом додали по 10 р. (1953).

1956 Комісія Верховної Ради СРСР скоротила термін покарання до 10 р. 1963 С. звільнили. Однак 30.01.68 він знову заарештований за т.зв. "нововиявленими обставинами". У грудні 1969 Президія Верховної Ради СРСР скасувала постанову від 1956. Верховний Суд СРСР своїм рішенням від 20.01.70 направив С. відбувати покарання за вироком 1953 (кінець терміну 30.01.82).

1976 С. звертався до Комісії прав людини ООН.

14.07.78 адміністрація табору викликала С. по його заяві про те, що на кінець 1977 він уже відсидів 25 років. Спостережна комісія відмовилася подати його справу на подальший розгляд, бо С. "не став на шлях вправлення".

1979 С. подав заяву в МВС і в КДБ з проханням або перевести його назад до 35-го табору Пермської обл., або в Запорізьку обл. (його сім'я жила в Запоріжжі), оскільки в новому таборі з його здоров'ям умови надто тяжкі, і дружині дуже важко до нього добиратися. Зокрема, він писав: "За 27 років ув'язнення я повністю втратив здоров'я. За 8 років Колими цинга знищила всі зуби". На вимоги писати листи російською мовою С. відповідав, що не писав і не буде писати російською. Після тригодинної розмови з С. працівник Пермського УВТУ полковник Карпов сказав йому: "Я бачу, вас не перевиховали за 27 років, а я тим більше не берусь. Залишайтеся зі своїми переконаннями".

У листопаді 1980 у С. знайшли слайди західного виробництва на реліґійну тематику. 16.12.80 його кинули на 15 діб до ШІЗО "за невиконання плану". З цього приводу політзасланець В.Марченко вдарив телеґраму прокуророві УРСР Глуху з пропозицією притягти до відповідальности начальника ВТУ 310/88 Запорізької обл. Григоренка. "С. потребує медичної допомоги, понад два місяці сім'я не має від нього листів, дружина двічі їздила до табору і просила показати їй чоловіка (вона сумнівається, що він у цьому таборі)". На що Григоренко відповів: "У нас не звіринець. Не знаю, чому він не хоче вам писати".

06.06.81 дружина С. Раїса Мороз звернулася з заявою до Ґенерального Прокурора СРСР, у якій повідомила, що в ВТУ ЯЯ-310/88 Запорізької обл., куди перевели її чоловіка з політичного табору, в оперчастину викликають співробітників і вимагають від них показів про антирадянські висловлювання С. "Мій чоловік старий і немічний, ніякої шкоди владі і ладові він уже неспроможний завдати просто через фізичну слабкість. Тому я звертаюся до Вас із проханням втрутитися, зупинити цю сфабриковану справу і надати можливість моєму чоловікові вийти на волю після 30 років ув'язнення, які закінчуються 30.10.82, і жити разом з сім'єю". Опубліковане звернення дружини С. у журналі "Визвольний шлях", книга 5, травень 1982.

22.01.82 в Запоріжжі в помешканні дружини С. за її відсутности був проведений таємний обшук. Упродовж півтори години невідомі щось робили в квартирі. Міліція, яку викликали сусіди, відмовилася будь до чого вдатися.

1982 С. засуджений у таборі за ст. 187-І КК УРСР на 2,5 р. таборів "за наклепи на радянський державний і суспільний лад".

Біля 1980 в журналах Західної Німеччини, Канади і США було опубліковано декілька листів-заяв С., зредаґованих і надісланих туди Валерієм Марченком.

Звільнений у 1985. Усього відбув 32 роки, 6 місяців і 3 дні.

Ще рік перебував під наглядом.

Пенсіонер, живе в м. Коломия Івано-Франківської обл. автор: В.Каплун
Персоналії: Український національний рух

---| бібліоґрафія |---------------------------------------------------------------------

Хроника текущих событий.- Нью-Йорк: Хроника, 1976, вип. 42.- С. 44, 54. ХТС.- Нью-Йорк: Хроника, 1978, вип. 48.- С. 60. ХТС.- Нью-Йорк: Хроника, 1979, вип. 52.- С. 36; вип. 53.- С. 86; вип. 54.- С. 65. ХТС.- Нью-Йорк: Хроника, 1980, вип. 56.- С. 111. ХТС.- Нью-Йорк: Хроника, 1981, вип. 60.- С. 85; вип. 61.- С. 77. ХТС.- Нью-Йорк: Хроника, 1982, вип. 62.- С. 150. Вісник репресій в Україні. Закордонне представництво Української Гельсінкської групи.- Нью-Йорк, 1981, 7-15. Вести из СССР. Т. 2. 1982-1984.- Мюнхен: Права человека.- 1982, 12-30; 1983, 3-2, 6-2. Архів ХПГ.

[ джерело: Хроника защиты прав в СССР, вып. 23-24,
октябрь-декабрь 1976, изд. "Хроника", Нью-Йорк.
]

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Помилка? Виділіть мишкою і настисніть Ctrl+Enter

Система Orphus

Розсекречена
site_index_banner
С
  • екскурсії по музейних експозиціях “Меморіалу”;
  • перегляд відеоматеріалів з історії репресій в Україні, історії України, художніх тематичних фільмів тощо;
  • виїздні виставки “Забуттю не підлягає...” (плакатний варіант, за домовленістю);
  • виїздні екскурсії до Биківнянських поховань під Києвом (місце масових розстрілів 1937-1941 років)
  • копіювання електронних відео- і аудіоматеріалів за домовленістю.

Перегляд експозицій, екскурсії та демонстрація фільмів БЕЗКОШТОВНІ